Пятна Роршаха

Описание методики

Проективная методика исследования личности. Создана Г. Роршахом в 1921 г. По своей популярности в психодиагностических исследованиях личности данный тест занимает ведущее место среди других проективных методик. Стимульный материал к тесту состоит из 10 стандартных таблиц с черно-белыми и цветными симметричными аморфными (слабоструктурированными) изображениями (т.н. «пятна» Роршаха).

Обследуемому предлагают ответить на вопрос о том, на что, по его мнению, похоже каждое изображение. Ведется дословная запись всех высказываний обследуемого, учитываются время с момента предъявления таблицы до начала ответа, положение, в котором рассматривается изображение, а также любые особенности поведения. Завершается обследование опросом, который осуществляется экспериментатором по определенной схеме (уточнение деталей изображения, по которым возникли ассоциации и т. д.). Иногда дополнительно применяется процедура «определения пределов», сущность которой состоит в прямом «призыве» обследуемого к определенным реакциям-ответам.

Каждый ответ формализуется с помощью специально разработанной системы символов по следующим пяти счетным категориям:

  1. локализация (выбор для ответа всего изображения или его отдельных деталей);
  2. детерминанты (для формирования ответа могут быть использованы форма изображения, цвет, форма совместно с цветом и т. д.;
  3. уровень формы (оценка того, насколько адекватно форма изображения отражена в ответе, при этом в качестве критерия используются интерпретации, получаемые наиболее часто);
  4. содержание (ответ может касаться людей, животных, неодушевленных предметов и т. д.);
  5. оригинальность-популярность (оригинальными считаются очень редкие ответы, а популярными те, которые встречаются не менее чем у 30% обследуемых).

Эти счетные категории имеют детально разработанные классификации и интерпретативные характеристики. Обычно изучаются «суммарные оценки», т.е. суммы однотипных оценок, отношения между ними. Совокупность всех полученных отношений позволяет создать единую и уникальную структуру, взаимосвязанных особенностей личности.

Тестом Роршаха диагностируют структурные характеристики личности: индивидуальные особенности аффективно-потребностной сферы и познавательной деятельности (когнитивный стиль), внутриличностные и межличностные конфликты и меры борьбы с ними (защитные механизмы), общую направленность личности (тип переживания) и т. д.

Теоретические основы

Основные теоретические установки Роршаха заключались в следующем.

Если человек оперирует всем пятном целиком, значит, он способен воспринимать основные взаимосвязи и склонен к систематизированному мышлению. Если фиксируется на мелких деталях, значит, он придирчив и мелочен, если на редких — значит, склонен к «необычайному» и способен к обостренной наблюдательности. Ответы на белый фон, по мнению Роршаха, свидетельствуют о наличии оппозиционной установки: у здоровых людей — о склонности к дискуссиям, об упрямстве и своеволии, а у психически больных — о негативизме и странностях в поведении. Во всех этих трактовках прослеживается тенденция к прямым аналогиям и мысль об однозначности способа видения и характера мышления. Видишь всякую мелочь, — значит, педант, видишь не сами пятна, как большинство людей, а прилежащий белый фон, — значит, и мыслишь нетрадиционно.

Способность к четкому восприятию формы пятен Роршах считал индикатором устойчивости внимания и одним из важнейших признаков интеллекта. Ответы по движению, возникающие при содействии представлений о прежде виденных или испытанных самим субъектом движениях, он рассматривал как показатель интеллекта, меру внутренней жизни (интраверсии) и эмоциональной стабильности. Большое количество цветовых ответов он расценивал как проявление эмоциональной лабильности.

Соотношение ответов по движению и цвету Роршах назвал «типом переживания». Преобладание ответов по движению он связал с интраверсивным типом переживания, преобладание цветовых ответов — с экстратензивным. Главное отличие интраверсии от экстратензии он усматривал в большей зависимости от внутренних переживаний, чем от внешних впечатлений.

Уделив особое внимание особенностям восприятия пятен, Роршах сравнительно мало останавливался на том, какие именно объекты усматривались в них. Он полагал, что содержательная сторона ответов только случайно отражает переживания испытуемых.

Несмотря на то, что и по настоящее время нет завершенной теории, связывающей особенности интерпретации стимулов с личностными характеристиками, валидность теста доказана многочисленными исследованиями. Специальными исследованиями 80-90 гг. подтверждена и высокая ретестовая надежность как отдельных групп показателей теста, так и методики в целом. Развитие теста Роршаха привело к появлению шести наиболее известных в мировой психодиагностической практике схем анализа полученных результатов, которые имеют как формальные, так и интерпретативные различия. Известны тесты «чернильных пятен», разработанные по образцу теста Роршаха, его модификации для проведения группового обследования.

После смерти автора методики дальнейшее развитие тест Роршаха получил в США, где, начиная с 30-х годов, интерес к нему начал расти, и он стал приобретать популярность. Всего в США было сформировано 5 основных подходов к использованию теста Роршаха.

Первые два подхода были созданы С.Беком и М. Гертц, которые придерживались традиционного роршаховского взгляда на эту методику. Основное значение эти исследователи придавали стандартизации тестирования и сбору данных методом Роршаха.

Следующий известный подход, предложенный Б. Клопфером, был основан на психоаналитической интерпретации формальных характеристик ответа испытуемого.

Еще одна система использования теста (система З.Пиотровского) была ориентирована на исследование методом Роршаха неврологических больных с органической патологией головного мозга.

Очередной психоаналитический подход к использованию теста Роршаха был разработан Д. Рапапортом. Его идеи относительно теста Роршаха были развиты Р.Шафером, который представил первую попытку интерпретации содержания ответов с точки зрения психодинамики личности испытуемого.

В Европе наиболее крупным ученым, работавшим с тестом Роршаха, был Э.Бохм. К сожалению, в 70-е годы дальнейшее систематическое развитие Европейской школы по применению теста Роршаха практически прекратилось.

Процедура проведения

Исследование должно проводиться в спокойной и непринужденной обстановке в отсутствие посторонних. При необходимости присутствия третьего лица желательно предупредить об этом испытуемого и получить его согласие. Следует заранее обеспечить непрерывность эксперимента, исключить телефонные звонки и другие отвлекающие моменты. Если испытуемый пользуется очками, надо заранее позаботиться, чтобы они были под рукой. Испытание лучше проводить при дневном свете. В тех случаях, когда проводится развернутое психологическое исследование, тест Роршаха рекомендуется предлагать испытуемому в первую очередь.

Экспериментатор садится за стол под прямым углом по отношению к испытуемому или рядом с ним так, чтобы видеть таблицы одновременно с испытуемым. Таблицы предварительно кладутся слева от экспериментатора вниз изображением.

Прежде чем начать опыт, надо спросить испытуемого, знаком ли он с методикой, слышал или читал о ней. Перед показом таблиц в предварительной беседе следует установить контакт с испытуемым. Чрезвычайно важно также знать о физическом (усталость, болезнь) и психическом состоянии субъекта во время показа таблиц.

Происхождения таблиц обычно не объясняют. Если испытуемый спрашивает, не является ли данный эксперимент проверкой интеллекта, следует ответить отрицательно, но можно согласиться с мнением, что испытание представляет собой проверку фантазии. От вопросов испытуемого в ходе эксперимента следует уклоняться и откладывать их разрешение «на потом».

Работа с испытуемым состоит из четырех этапов:

1) собственно выполнение

2) опрос

3) использование аналогий

4) определение пределов чувствительности.

1-й этап

Таблицы дают испытуемому в руки в основном положении, в определенной последовательности — согласно номеру на обороте таблицы. Испытуемого спрашивают, что напоминают ему пятна, на что они похожи. Инструкцию можно повторять несколько раз. Если испытуемый сомневается в правильности своих ответов, то ему говорят, что ошибочных ответов не бывает, так как все люди видят на таблицах разное. Бом предлагает дополнить инструкцию следующей фразой: «Вы можете поворачивать таблицы как угодно». По мнению Клопфера и соавторов, замечания о повороте таблиц в первоначальную инструкцию включать не следует, но когда испытуемый сам начинает поворачивать таблицу, ему не мешают. Мы рекомендуем воспользоваться инструкцией Бома.

Следует избегать всякой подсказки в отношении толкований пятен. Допустимы поощрения: «Да», «Отлично», «Видите, как хорошо у Вас получается». При трудностях с ответом на первую таблицу экспериментатор ведет себя выжидательно, но если толкование так и не дается, надо переходить к следующей таблице. Если после первого ответа следует длинная пауза, спрашивают: «А что еще? Вы можете дать несколько ответов».

Время не ограничивается. Допускается прерывание работы с одной таблицей после 8—10 ответов.

Все ответы испытуемого записываются в протокол исследования. Фиксируются восклицания, мимика, поведение испытуемого и все замечания экспериментатора. Положение таблицы отмечают углом, вершина которого означает верхний край таблицы, или буквами: Λ — основное положение таблицы (а), > — верхний край таблицы справа (b), v — таблица перевернута (с), < — верхний край таблицы слева (d). Локализация ответов описывается словесно или отмечается на специальной дополнительной схеме, где таблицы изображены в уменьшенном виде. Если речь идет не об основном положении таблицы, то обозначения типа «снизу», «сверху», «справа» рекомендуется заключать в скобки. Временные показатели фиксируются при помощи часов с секундной стрелкой; секундомер нежелателен, так как может вызвать экзаменационный стресс.

2-й этап

Опрос, необходимый для уточнения ответов. Главная ориентация опроса заключается в словах: «где?», «как?» и «почему?» («Покажите, где находится», «Как возникло у Вас такое впечатление?», «Почему это такой-то образ?»). При этом лучше пользоваться терминологией самого испытуемого. Если, например, дан ответ «красивая бабочка», можно спросить, что делает пятно похожим на бабочку и почему она выглядит красивой. Формулировка последующих вопросов будет зависеть от полученных ответов. Не следует наводящими вопросами внушать испытуемому такие ответы которые не отражают его личного восприятия.

Если испытуемый затрудняется в словесном обозначении локализации ему предлагают сделать копию указанной части пятна при помощи прозрачной бумаги или нарисовать увиденный образ. Для уточнения, виден ли человеческий образ в движении, экспериментатор просит испытуемого более подробно рассказать о воспринятом. Вопросы типа: «Речь идет о живом или о мертвом?» — не рекомендуются. Для выяснения, использован ли в ответе цвет, спрашивают, можно ли увидеть тот же образ на уменьшенных ахроматических диаграммах.

Если на этом этапе даются дополнительные ответы, они могут быть использованы для общей оценки, но при расчетах не учитываются.

3-й этап

Использование аналогий необязательно и применяется только там, где опрос не выявил, на какие особенности пятен опирался испытуемый в своих ответах. Спрашивают, можно ли тот или иной детерминант (цвет, движение, оттенки), указанный в одном ответе, применить к другим ответам. Полученные результаты относят к дополнительным оценкам.

4-й этап

Определение пределов чувствительности. Необходимость его тем меньше, чем богаче первоначальный протокол. На этом этапе определяют: 1) может ли испытуемый видеть детали и интегрировать их в целое, 2) может ли он воспринимать человеческие образы и проецировать на них движение, 3) может ли он воспринимать цвет, светотень и популярные образы.

Ответы испытуемого провоцируются все более конкретными вопросами. Если испытуемый даст только целостные ответы, говорят: «Некоторые люди могут что-нибудь увидеть в отдельных частях таблицы. Попробуйте, может быть, у Вас тоже получится». Если испытуемый затрудняется выполнить эту просьбу, указывают на обычную деталь (D) и спрашивают: «На что это похоже?». Если и это не помогает увидеть образ в детали пятна, можно сказать, что некоторые люди видят «животных» в боковых розовых областях табл. VIII и «пауков» в верхних боковых синих пятнах табл. X.

Если испытуемый не дает популярных ответов, то ему показывают несколько популярных образов и спрашивают: «Как Вы думаете, похоже это на … ?»

Когда в протоколе отсутствуют цветовые ответы, предлагают разложить все таблицы на группы по какому-нибудь признаку. При выделении групп, например по содержанию, просят еще раз разделить таблицы по другому признаку. В третий раз можно предложить разложить таблицы на приятные и неприятные. Если в течение трех Попыток испытуемый не выделит группу цветных таблиц, делается вывод, что он не реагирует на цветовой стимул.

Шифровка ответов

Шифровкой называют обозначение и классификацию ответов с учетом пяти основных категорий: локализации, детерминанты, содержания, популярности/оригинальности, качества формы.

Основная цель шифровки — установление связи между ответом и элементом пятна, а также формализация ответа для последующих операций анализа и интерпретации.

Ответом считают высказывание, соответствующее целой кляксе или ее частям. Различают основные ответы (спонтанные) и дополнительные (полученные во время опроса); последние подсчитываются отдельно и в расчетных формулах учитываются со специальными коэффициентами.

Определение ответа

Ответами считаются такие высказывания, которые сам испытуемый оценивает именно как ответ, а не как замечание или комментарий. (Здесь и далее: Э. — экспериментатор, И. — испытуемый.)

Табл. Х «Здесь чувство баланса».

Э. «Вы считаете это замечанием или ответом, как «пауки», которых Вы здесь увидели?»

И. «Это ответ… Они все в равновесии».

Оценка W mF Abs. 0.5

Замечания не оцениваются как ответ.

Табл. VII. «Эта таблица производит впечатление чего-то мехового».

Э. «Когда Вы упомянули об общем „впечатлении мехового», Вы подразумевали ответ или замечание?»

И. «Это было замечание».

Э. «Не может ли это быть куском меха?»

И. «Нет…»

Если испытуемый считает называние цвета (например, табл. IX: «Здесь красное, зеленое, желтое») ответом, оно шифруется:

W Cn (color naming) Color 0.0

Если испытуемый не считает свое высказывание ответом, оно обозначается С des (color description) и не шифруется.

Два или более ответа на одно и то же пятно шифруются отдельно, если испытуемый в последующем не отвергнет одно из них или если не скажет, что они являются разными описаниями одного и того же образа.

Табл. V. «Бабочка. Летучая мышь».

Э. «Как Вы полагаете, это бабочка или летучая мышь, или, может быть, это и то, и другое?».

И. «Это, скорее, летучая мышь».

Это один ответ.

Табл. V. «По крыльям и ногам это летучая мышь, а по усикам — насекомое».

Это два ответа.

Если испытуемый соединяет два или более ответов словом «или», все они шифруются отдельно. Если испытуемый заменяет один ответ другим и при этом использует разные детерминанты, то отвергаемый ответ учитывается только в дополнительных оценках. Если ответ дается в виде вопроса или отвергается без замены, он также оценивается как дополнительный.

Э. «Какую часть пятна Вы использовали для этого ответа?»

И. «Я имел в виду целое пятно, но теперь оно не кажется мне шкурой животного. Я не знаю, почему я так сказал».

Табл. VI. «Это, может быть, шкура животного».

Оценка (W Fc Aobj P 1.0).

Здесь скобки означают, что все элементы должны быть отнесены к дополнительным. При трудностях локализации подобные дополнительные ответы следует совсем исключать из системы оценок.

Когда испытуемый корректирует свой ответ спонтанно, это считается разработкой первоначального ответа. Такие разработки (спецификации) следует отличать от отдельных ответов. Спецификациями считаются элементы, образующие существенные части увиденного образа. Например, ноги, руки и голова, принадлежащие одному и тому же человеку, не оцениваются как отдельные ответы. Основной критерий, отличающий спецификацию от ответа, это то, что она не может быть увидена, если взята отдельно, сама по себе. «Шляпы» могут рассматриваться как спецификации «голов», хотя могут быть видны и отдельно. «Реки» и «леса» являются спецификациями «ландшафтов». Когда в верхнецентральных темных областях табл. Х усматривают «двух животных, грызущих дерево», то «дерево» должно считаться спецификацией. С другой стороны, «бабочка» или «бант», увиденные на табл. III, и «пауки» или «гусеницы» на табл. Х так часто видны отдельно, что оцениваются как самостоятельные интерпретации, даже когда они являются частью более сложного ответа.

При «плотной организации» интерпретаций отдельные части не расцениваются как самостоятельные ответы, если они не относятся к популярным образам.

Табл. I. «Три танцора. Двое мужчин в плащах и капюшонах кружатся вокруг женщины в центре с поднятыми руками. На женщине прозрачная рубашка».

Эту «плотную организацию» нельзя разбить на составные части.

Оценка W M Fc H 4.5

Табл. VIII. «Многоцветный щит с животными, стоящими на задних лапах».

Здесь, несмотря на «плотную организацию», образы животных относятся к популярным ответам и поэтому оцениваются отдельно.

W Fc Ernbl 2.0 D FM (А) Р 1.5

Скобка указывает на связь между ответами.

При «свободной организации» отдельные части получают самостоятельную локализационную оценку. Если они упоминаются только при опросе, они получают дополнительную оценку.

Табл. VIII. «Это подводные создания и кораллы. Зеленое и розовое — это вода и цветы. По бокам карабкаются морские ящерицы».

W CF N 0.5 D FM A 1.5

Табл. IX. «Морская». (При опросе указываются «клешни рака» и «раковина устрицы».)

W CF N 0.5

Доп. 1 D Fc Ad 1.0

Доп. 2 D Fc’ Aobj 1.0

В тех случаях, где относительно бесформенные детерминанты являются частью большего ответа, характеризующегося хорошей формой, они отдельно не шифруются. Табл. III.«Два туземца бьют в барабан; из пепла, оставшегося после костра, вылетают тлеющие угольки».

W M CF Fc Fc’ mF Н иге Р ® О 4.5

Здесь ответ «тлеющие угольки» на красные детали не возник бы, если бы не был подчинен целостной организации. Поэтому использование цвета отражено не отдельной оценкой, а дополнительной.

Каждый ответ получает пять оценок: по локализации образа, по детерминантам, т. е. тем особенностям пятна, на которые опирается субъект при даче ответа, по содержанию, по степени оригинальности ответа и по уровню формы.

Локализация ответов

Целостные ответы

Когда интерпретируется вся таблица, ответы называются целостными и обозначаются W (от англ. Whole). Среди них различают четыре группы: W, W, DW и WS.

Примером целостного ответа W для табл. I может быть как «летучая мышь», так и описанные выше «три танцора». Первый ответ является простым, второй — симультанно-комбинаторным. Оба они отражают мгновенный акт восприятия.

Сукцессивно-комбинаторный целостный ответ возникает не с первого взгляда, а постепенно. Один образ следует за другим, пока они не объединятся. Например, на табл. III: «Двое людей стоят согнувшись. Они что-то варят в котле… Красное — это отброшенные кости».

Ответ обозначается как W и в тех случаях, когда при использовании всего пятна отдельные небольшие части его игнорируются. Если одна симметричная половина рассматривается как отражение другой — это тоже целостная интерпретация. Сложнее оценить ответ в тех случаях, где он фокусируется на одной половине таблицы, а про другую говорится: «Это то же самое».

Там, где отчетливо воспринимается только часть пятна, но испытуемый стремится использовать все пятно (эти ответы следует отличать от конфабуляторных), применяется символ «® W», обозначающий тенденцию к целостному.

Табл. VIII. «Мыши, карабкающиеся на стену».

Э. «Где стена?»

И. «Здесь» (показывает на среднюю часть).

Э. «Что делает ее похожей на стену?»

И. «Именно то, что они карабкаются на нее».

D ® W F М А Р 1.5

Оценка W в качестве дополнительной (D ® W) дастся и в тех случаях, когда целостный ответ указывается впервые не во время собственно выполнения, а на этапе опроса, или когда испытуемый отказывается от высказанного первоначально целостного ответа.

Табл. I. «Крылья летучей мыши»

И. «Сначала я увидел только крылья, теперь я вижу, что все пятно похоже на летучую мышь».

D ® W F А Р 1.0

Усеченное W (cut-off Whole) применяется в тех случаях, когда испытуемый использует почти все пятно (по крайней мере 2/3 его) и указывает, что он опускает некоторые элементы, не соответствующие концепции образа. Часто исключаются красные детали на табл. II и III. Испытуемый должен спонтанно упомянуть о каких-нибудь пропущенных частях пятна. Если факт неиспользования некоторых частей выявляется только при опросе в ответ на вопросы типа: «Вы использовали эту часть?», то такие ответы оцениваются как обычные W.

Конфабуляторные целостные ответы DW. В этих случаях отчетливо воспринимается одна деталь, а все остальное домысливается до целого без учета конфигурации всего пятна или расположения отдельных частей относительно друг друга. Примерами могут служить «бабочка» (на табл. VI) из-за «усиков», расположенных вверху, или ответ «грудная клетка» (на табл. VIII), возникший из оценки голубых квадратов как «легких».

Ответы DW всегда имеют плохую форму. Некоторые авторы предлагают считать конфабуляторными интерпретации не только с плохой формой (DW-), но и с хорошей (DW+). Это не соответствует точке зрения Роршаха и большинства других исследователей, рассматривавших конфабуляторные ответы как важный патологический признак. Поэтому целостные образы с хорошей формой, основанные на первоначальном выделении какой-либо детали, следует оценивать не как DW+, а просто как W+.

Целостные ответы, в которых принимаются во внимание белые промежутки, например «маска» на табл. I, оцениваются как WS.

Ответы на обычные детали

Части пятна, которые хорошо заметны и чаще всего воспринимаются, называются обычными деталями. Образы, построенные на их основе, обозначаются D. Большинство D являются крупными фрагментами, но в эту категорию попадают и небольшие детали, если они имеют отчетливую форму и сразу бросаются в глаза. (Такие небольшие, но достаточно часто воспринимаемые детали американские авторы выделяют в особую разновидность обычных деталей, обозначаемую символом d). Роршах не указал частоту ответов, достаточную для выделения D. Лепфе предложил относить к ним те части пятен, на которые дается не менее 4.5 % ответов. Бек и И. Г. Беспалько использовали в своих работах 2 %-ный уровень выделения D.

Ввиду отмеченной многими исследователями зависимости восприятия таблиц Роршаха от этнического фактора Лосли-Устери рекомендовала составление локализационных карт для каждой страны отдельно. В нашей стране такая работа была проведена И. Г. Беспалько. Ниже приводится составленный им список D, а на рис. 2.1 — таблицы локализации.

Таблица I.

  1. Вся средняя область («жук», «человек»).
  2. Весь боковой раздел («мифическое животное»),
  3. Верхняя половина боковой области («голова собаки»),
  4. Нижняя половина боковой области без четких внешних границ; выбор этой области происходит не за счет внешних границ, а за счет текстуры («голова плюшевого мишки», «голова филина»).
  5. Боковой контур нижней половины боковой области («профиль куклы»).
  6. Наиболее выраженный боковой выступ («крыло»),
  7. Верхние центральные когтеобразные выступы («рога олененка»).
  8. Верхняя половина центральной области («краб»).
  9. Темная часть нижней половины центральной области («бедра»),

Таблица II.

  1. Вся темная область («медведи»).
  2. Нижнее красное пятно («бабочка»).
  3. Промежуточное белое центральное пятно («юла»),
  4. Верхние красные области.
  5. Верхнецентральная коническая область («ракета», «замок», «рыцарь»),
  6. Нижний боковой выступ («голова петуха»),

Таблица III.

  1. Все темное («два человека»).
  2. Верхне-боковые красные пятна («обезьяны»).
  3. Центральное красное пятно («бабочка»),
  4. Нижне-боковыс продолговатые области («рыба»; в концепции D1 — «ноги людей»),
  5. Центрально-нижние темные округлые области («головы негров»).
  6. Весь нижний темный центр.
  7. «Голова и туловище человека» от D1 («человек»; в с— D1 положении — «птица»),
  8. Весь серый центр нижней центральной темной области D6.
  9. «Голова человека» от D1.
  10. Нижняя часть «туловища человека» (в b-положении — «голова мыши»).
  11. «Один из людей».
  12. Нижние окончания D4 («туфли на каблуках», «копыта»).

Таблица IV.

  1. Центральная нижняя область («голова улитки»).
  2. Нижне-боковой выступ, наружная часть светло-серой области («голова собаки», «профиль человека с чубом»).
  3. Вся нижне-боковая часть («сапог»).
  4. Верхний продолговатый выступ («змея», «корни»).
  5. Вся нижняя боковая светло-серая область, светлая часть «сапога» (в b-положении — «собака»).
  6. Темное в «сапоге» («морж»).
  7. Небольшой выступ в верхней части пятна («профиль клоуна» в b-положении, «голова гимнаста» в D8).
  8. Весь верхний боковой выступ, включающий в себя D4, а также его темное основание и соединительную полосу от основания к D4 («голова птицы»).
  9. Вся центральная темная полоса («позвоночник»),
  10. Вся верхняя половина пятна («голова собаки»).
  11. Самая верхняя центральная светлая область, берущаяся или целиком («голова человека»), или только в ее выступающей части («цветок»).

Таблица V.

  1. Нижние центральные продолговатые выступы («змеи»),
  2. Боковая область, включающая около трети «крыла» и наружные боковые выступы («окорок», «бегущее животное»),
  3. Самая наружная боковая часть («голова крокодила»),
  4. Центральная верхняя область («голова зайца»),
  5. Половина всего пятна или почти вся половина («крыло»),
  6. Весь центр («заяц»),
  7. Верхние выступы («уши зайца»).
  8. Самый наружный верхний боковой отросток («нога»).
  9. Верхний контур крыла («профиль») с возможным включением боковых отростков D3, образующих бороду или рога профиля.
  10. Нижний контур крыла («профиль в высокой шапке»),

Таблица VI.

  1. Вся нижняя часть («шкура»),
  2. Вся верхняя часть («птица»).
  3. Одна из половин нижней части («голова с длинным носом»; в d-положении — «айсберг»),
  4. Верхние выступы на D2 («крылья птицы»).
  5. Самая верхняя часть пятна в виде округлого выступа с отходящими от него по бокам тонкими черточками («усами») или без них («голова змеи»).
  6. Верхняя центральная продолговатая часть, оставшаяся от двух, после исключения боковых D4 («крыльев»).
  7. Нижние центральные маленькие выступы, два центральных и два слегка латеральное («органы цветка», «рот насекомого»).
  8. Большой боковой выступ («голова моржа»),
  9. Вся темная центральная полоса, начиная с самого верха («позвоночник»).

Таблица VII.

  1. Средняя область («голова чудовища»),
  2. Одна или обе верхние области с самыми верхними выступами («прическами») или без них («головы женщин»),
  3. Верхняя или средняя области как целое (в d-положении — «собачка»).
  4. Вся нижняя область с указанием или без указания на темный центр («бабочка»),
  5. Промежуточная белая область («голова в треугольной шляпе»).
  6. Темная нижняя центральная часть с расположенной ниже серой центральной областью или без нее («человек», «разрез скважины»).
  7. Самый верхний выступ («кошкин хвост»).
  8. Одна из симметричных половин всей нижней области D4 («шахматный конь»).
  9. Маленькие светло-серые остроконечные выступы на верхней области («сосульки»).
  10. Самый нижний светло-серый центр, взятый самостоятельно, т. е. вне D6 («голова собаки»).

Таблица VIII.

  1. Боковые розовые области («идущее животное»).
  2. Весь нижний оранжево-розовый центр («бабочка», «цветок»).
  3. Верхняя серо-зеленая коническая часть («гора») с возможным присоединением центральной темной полосы и нижележащих голубых квадратов («ель»),
  4. Светлое скелетовидное образование между голубыми квадратами с возможным включением выше- и нижележащих центральных темных полос («позвоночник», «грудная клетка»).
  5. Голубые квадраты, один или оба.
  6. Самые латеральные выступы на D2 («голова собаки»).
  7. Самая нижняя оранжевая часть (нижняя половина D2).
  8. Верхняя розовая половина D2.
  9. Верхушечная часть на D3 (два остроконечных выступа на самом верху таблицы — «два человека издали», «клюв»).

Таблица IX.

  1. Одна из симметричных зеленых областей.
  2. Одна или обе верхние оранжевые области.
  3. Вся центральная светлая область с включением или без центральной полосы и двух глазоподобных пятен («платье», «скрипка»),
  4. Только боковые части нижней розовой области («голова человека»),
  5. Вся центральная линия или только ее часть, заключенная в области D3, но называемая самостоятельно («фонтан», «трость»),
  6. Вся нижняя розовая область («облака», «запеленованный младенец»),
  7. Наибольший коричневый выступ с медиальной стороны D2 («клешни рака»).
  8. Вся разветвленная коричневая с медиальной стороны D2 (при ее выделении в ответ должны входить не менее двух из трех составляющих ее выступов — «рога оленя», «два человека и дерево»).
  9. Небольшая область в D1, частично граничащая с D2 («голова лося»).
  10. Розоватая область вместе с центральной полосой (т. е. D6 и D5, взятые как целое; в с-положении — «дерево»).
  11. Обе зеленые половины, взятые как целое («тазовые кости»).
  12. Центральная светлая округлая область (нижняя часть D3) с двумя входящими в нее пятнами, напоминающими глаза, или без них («голов совы»).
  13. Оранжевая верхняя и зеленая средняя области как целое (D1 + D2).
  14. Самый верхний из трех входящих в D8 выступов (в d-положении напоминает «ключ», «сапог»).

Таблица X.

  1. Верхние боковые синие пятна («краб»),
  2. Нижние зеленые продолговатые области без объединяющего их центр («гусеница»),
  3. Темные плотные области примерно на среднем уровне карты снаружи от розовых областей («жук»), иногда с включением связанного с основ ной областью темного пятна в желтом соседнем пятне («лань»).
  4. Нижняя центральная небольшая часть светло-зеленого цвета с включением боковых темных точек или без них («голова кролика», «человечек»).
  5. Внутренние желтые области («амеба», «сидящая собака»),
  6. Одна или обе верхнецентральные темные области («насекомые»).
  7. Весь темный верхний центр.
  8. Большие продолговатые розовые области.
  9. Синие небольшие области с внутренней стороны от розовых пятен объединяющим их маленьким синим пятном или без него («скалолазы»)
  10. Нижние наружные коричневые пятна («мохнатая собака»),
  11. Маленькая, центрально расположенная рогаткообразная часть оранжевого центра («вишни»).
  12. Зеленые верхние пятна («кузнечик»).
  13. Вся зеленая нижняя подковообразная область, т. е. D2 + D4, взятые как целое («лира»).
  14. Самый верхний темный центральный «столб» («обрубленный ствол»).
  15. Желтые боковые области («осенние листья»).
  16. Обе розовые части совместно с верхним темным центром с включением темного центрального столба D14 или без него.
  17. Верхняя белая центральная область, ограниченная розовыми областям) с боков и синими D9 снизу с включением находящейся внутри нее D1 или без нес («белая сова», «черепаха»).
  18. Вся промежуточная область между продолговатыми розовыми областями включает находящиеся в ней цветные области, образующие глаза (D5) усы (D13) и т. д. («лицо человека», «голова козы»).

Иногда испытуемый может добавить к D или, наоборот, опустить небольшие участки пятен. Если такие изменения составляют несущественную часть концепции, ответы все равно оцениваются как D. Так же оценивается и сочетание нескольких обычных ответов, за исключением тех случаев, где эта комбинация носит необычный характер.

Ответы на необычные детали

Те интерпретации, которые не относятся ни к целостным, ни к обычным и не являются ответами на белое пространство, оцениваются как ответы на необычные детали Dd. Они подразделяются на несколько категорий:

  • dd — мелкие или крошечные детали, которые от остального пятна отделяются пространством, оттенками или цветом;
  • de — краевые детали, в которых используются только контуры; чаще всего это «профили» или «береговые линии»;
  • di — внутренние детали, в которых используется внутренняя теневая часть пятен без указания краев;
  • dr — необычно отграниченные детали, не подпадающие ни под одну из перечисленных выше категорий; по размерам они могут быть большими, близкими к W, или, наоборот, маленькими приближающимися к dd (в отличие от dd границы их спорны). Среди них выделяют два типа: с необычными очертаниями, не отграниченными структурными качествами пятен, и с необычной комбинацией D деталей.

В руководстве Бома для обозначения всех этих категорий ответов на необычные детали используется один символ — Dd.

Ответы на белое пространство

В системе оценок Клопфера и соавторов они обозначаются символом S. Бом предлагает делить их на обычные DZw и необычные DdZw (здесь «Zw» от нем. «Zwischenfiguren», аналогично англ. «S»). Бек, много внимания уделявший частотной оценке ответов, пришел к заключению, что большие белые пятна на таблицах II, VII и Х — это истинные D. Согласно приведенному выше списку И. Г. Беспалько, к D-ответам следует отнести не только интерпретации на указанные Беком высокочастотные белые детали, но и указания на белую центральную область табл. X. В нашей работе ответы на участки белого пространства, перечисленные в списке D-ответов И. Г. Беспалько, оценивались как D, а указания на любые другие фрагменты фона — как S.

Там, где белые промежутки указываются в сочетании с основными пятнами, для оценки локализации используются два обозначения и на первое место ставится ведущее из них.

Табл. VII. «Это океан с островами на нем» (здесь «острова» — все пятно, а «океан» — белое пространство вокруг него).

S W F Geo 1.0

Табл. I. «Маска с дырами для глаз».

W S F Mask 1.5

Роршах и Бом использовали специальное обозначение для так называемых олигофренических деталей — частей фигуры человека или животного, которые даются там, где большинство здоровых испытуемых легко видят целого человека или целое животное. Например, на табл.III испытуемый указывает не на фигуру всего человека, а на его голову или ногу. Роршах вначале предполагал, что такие ответы встречаются только у олигофренов и людей с низким интеллектом, но это предположение оказалось неверным. Мы вслед за американскими авторами специального обозначения для таких деталей не использовали.

Детерминанты

К ним относятся качественные характеристики ответа по форме, кинестезии, цвету и светотени. Главным может быть только один детерминант, остальные считаются дополнительными. На первое место ставится детерминант, подчеркиваемый испытуемым в описании и разработке ответа. Детерминант, применимый только к части указываемого пятна, например, и в ответе «Медведи с красными шляпами», или обусловленный подсказкой, оценивается как дополнительный. В затруднительных случаях предпочтение отдается детерминанту, уже упомянутому, а не тому, который впервые возник во время опроса. В остальных случаях на первое место ставят кинестезию, на второе — цвет и на третье — текстуру. Поскольку форма всегда имеет место в кинестетических ответах и включается в оценки светотени и цвета, она никогда не учитывается как дополнительный детерминант.

Форменные ответы (F)

Оценка формы дается всем ответам, где нет другого основного детерминанта (движения, оттенков, цвета). Эта оценка применяется и в тех случаях, где форма неточная, неопределенная абстрактная.

Табл. I. «Маска» (при опросе указываются глаза, нос и скулы).

W F+ Mask 2.0

Табл. IX. «Это абстрактная вещь, баланс» (при опросе указывается, что это ответ).

W F- Abs 0.5

Роршах выделял ответы с хорошей формой F+ и с плохой формой F-. Он предложил определять хорошие формы статистическим образом и относить к ним те форменные ответы, которые чаще всего даются здоровыми испытуемыми. «Все, что лучше этих форменных ответов, тоже оценивается как F+, все, что увидено менее отчетливо, обозначается как F-». Здесь слово «лучше» подразумевает хорошее соответствие между концепцией образа, которую предлагает испытуемый, и конфигурацией пятна, которое он при этом использует.

Среди форменных ответов с плохой формой различают неточные F- и неопределенные F-.У первых при определенном утверждении отсутствует сходство с пятном (например, ответ «медведь» на пятно, которое выглядит совсем по-иному). К этой категории относится большинство анатомических ответов, например «таз» или «грудная клетка» на табл. I. Во втором случае отсутствует определенность рассуждения: «Что-то анатомическое», «Какое-то доисторическое животное». Для географических ответов типа «страна», «какой-то архипелаг», когда конкретизации нет, а какое-то подобие образу в пятне имеется, применяется оценка F±.

Если испытуемый определяет боковые пятна на табл. VIII как «два зверя», при опросе следует уточнить: «Что это за животные?». При конкретизации ответа ставится F+, в противном случае — F-.

Примерный список хороших и плохих ответов, предназначенный для начинающих роршахистов, имеется в монографиях Лосли-Устери и Бома.

Ответы по движению (М)

Возникают они при содействии кинестетических энграмм, т. е. представлений о прежде виденных или испытанных самим субъектом движениях. Нередко испытуемый при этом сам делает соответствующие движения руками и туловищем. Бом считает, что ответы по движению всегда сопереживаются испытуемыми и за ними всегда стоит идентификация. К кинестетическим ответам он относит не только человеческие движения, но и движения антропоморфных и антропоморфизированных животных. К антропоморфным животным относятся медведи, обезьяны, ленивцы. Но их движения шифруются как М только в том случае, если они напоминают человеческие. «Взбирающиеся на стену медведи» на табл. VIII не шифруются как М, поскольку их движения не напоминают человеческих. (Следует отметить, что американские авторы человекоподобные действия животных оценивают не как М, а как FM.) К антропоморфизированным животным относятся популярные персонажи из книг и кинофильмов (Чебурашка, Заяц и Волк из мультфильма «Ну, погоди!»), действия которых переживаются как человекоподобные.

М-ответы не всегда отражают человека в движении. Вживание в какое-либо определенное положение тела, например в ответе «спящие женщины», также связано с кинестетическим ощущением. К М-ответам относят также указания на видимые в действии части человеческих фигур («две руки с поднятыми указательными пальцами»). Американские авторы относят к М и описания человеческой мимики («кто-то высунул язык», «искаженные лица»), но ряд авторов рекомендуют не шифровать подобные мимические интерпретации как кинестетические. По мнению Шахтеля, описания мимики отражают не проекцию собственных чувств, а ожидаемое субъектом отношение к нему других людей.

В тех случаях, где движения или поза появляются при опросе в ответ на наводящие вопросы, либо приписываются человеческой фигуре, выраженной в рисунке, карикатуре или статуе, либо отмечается у крошечных человеческих существ, занимающих незначительное место в общей концепции, М дается как дополнительная оценка.

Движения животных шифруются как FM.

Движения неодушевленных предметов («летающий ковер», «падающая ваза») оцениваются символом m.

Ответы по цвету

В зависимости от сочетания с формой шифруются как FC, CF, С.

Формоцветовые ответы FC отмечаются тогда, когда доминирует форма, а цвет является вторичным, например, «вареные раки» — на желтое пятно (табл. IX) и «кузнечик» — на зеленое верхнее пятно (табл. X). Ответ «бабочка» на центральное красное пятно (табл. III) в большинстве случае является ответом по форме F+, но «тропическая бабочка» на то же пятно шифруется как FC. Ответ «красные полярные медведи» на боковые розовые области (табл. VIII) — это ответ F+, поскольку используемый цвет не является цветом объекта в его естественном состоянии. (Американские авторы относят подобные ответы к категории «принудительный цвет» и обозначай символом F ↔ С.)

Ответы FC могут иметь и плохую форму. При этом испытуемый называет определенный цветной объект, форма которого не соответствует очертаниям используемого пятна.

Если формоцветовой ответ применим только к части концепции («цветные шляпы клоунов» на табл. II) или если окрашено все указываемое пятно, а цвет используется только для части концепции (например, «петухи» к верхне-боковые красные пятна табл. III, «так как они имеют красный гребень»), то FC засчитывается как дополнительная оценка. Никогда не надо считать само собой разумеющимся использование или неиспользование в ответе цвета, всегда необходим опрос, нацеленный и выявление отношения к цвету.

Цветоформовые ответы CF определяются в первую очередь цветом, в то время как форма отступает на задний план и является неопределенной («облака», «цветы», «скалы» и т. д.). Типичными CF-ответами являются «внутренности» или «взрыв» на табл. IX. «Льдины» и «озера» на голубые квадраты в табл. VIII.

Табл. VIII. «Кораллы».

W CF N 0.5

Табл. VIII, боковая розовая область. «Клубничное мороженое».

D CF Food 0.5

Первичные ответы по цвету С детерминированы только цветом. Это «кровь» и «огонь» на любое красное пятно, «небо» на любое голубое «лес» на любое зеленое. Но если имеется какой-нибудь элемент формы («пятна крови», «лес на географической карте», «краски на палитре художника»), ответ шифруется как CF.

Американские авторы предлагают еще более жесткие критерии для этой категории ответов и обозначают символом «С» только те недифференцированные цветовые ответы, которые при предъявлении таблиц повторяйте несколько раз. Однократный ответ «кровь» они шифруют как CF. Поэтом в их протоколах символ «С» встречается редко и имеет особое патологическое значение.

Если ответ заключается в назывании или перечислении различных цветов, он шифруется как «называние цвета» — Сn. При этом опрос должен установить, что это ответ, а не замечание.

Табл. X. «Вот две голубые вещи, две желтые и две красные».

Э. «Вы можете еще что-нибудь рассказать о том, что Вы видите на этой таблице?»

И. «Нет».

Э. «Что бы это могло быть (верхнее боковое синее пятно)?»

И. «Это голубое».

W Cn Color 0.0

Называние цвета редко наблюдается у здоровых взрослых, оно чаще встречается при эпилепсии, органической или шизофренической деменции.

Ахроматические цветовые ответы — те, где черные, белые или серые части таблиц используются в качестве цветных характеристик объекта. Они шифруются как FC’, C’F и С’ в зависимости от сочетания с формой.

Табл. V. «Летучая мышь».

Э. «Что делает ее похожей на летучую мышь?»

И. «Она черная. Видны ребра, держащие крылья».

W FC’ A P 2.0

Табл. VII. «Черный дым».

W К С- Smoke 0.0

Ответы по светотени

Толкование более темных и более светлых оттенков серых и хроматических полей у Бома и у американских авторов существенно отличается друг от друга. Мы сначала в общих чертах охарактеризуем основные принципы толкования оттеночных ответов по Бому, а затем более подробно разберем более детальные способы классификации этих ответов у американских авторов.

Бом делит ответы с использованием оттенков на две основные группы: оттеночные ответы F(C) и ответы со светотенью Ch. Первые характеризуются тем, что испытуемые внутри выбранной области пятна выделяют каждый оттенок и рассматривают в первую очередь его границы, а во вторую — его окраску. Часто эти толкования являются перспективами, например, на табл. II: «Парковая аллея под ярким солнцем, окаймленная темными, нависающими над аллеей деревьями. Улица сужается в перспективе и вдали становится узкой дорожкой».

При ответах второй группы отдельные оттенки не воспринимаются, а имеется общее диффузное впечатление от восприятия светлого и темного на таблице. В зависимости от сочетания с формой они шифруются как FCh («шкура животного» на табл. IV и VI), ChF («уголь» на табл. I, «рентгеновский снимок» на табл. IV, «штормовые облака» на табл. VII) и Ch («дым», «пар», «грязный снег», «туман»).

Клопфер и соавторы подразделяют ответы по светотени на три основные категории: С — оттенок дает впечатление поверхности или текстуры, К — оттенок даст впечатление трехмерности или глубины, k — оттенок дает впечатление трехмерного пространства, проецирующегося на двухмерную плоскость. В зависимости от сочетания этих категорий с формой образуются разные виды оттеночных ответов.

Оценка FC применяется там, где поверхность или текстура высоко дифференцированы, либо объект, обладающий поверхностными или текстурными качествами, имеет определенную форму. Сюда относятся ответы с называнием меха животного, шелковой или сатиновой одежды, предметов из мрамора или стали.

Табл. VII, средняя область. «Плюшевый медведь».

D FC (А) 1.5

Табл. II, верхняя красная область. «Красные шерстяные носки».

D F C Fc Obj 2.0

Табл. VI, «Меховой коврик» (видит тонкие завитки).

W Fc Aobj P 1.0

Такая же оценка дается для «целлофановой прозрачности», для светового эффекта на полированной поверхности, для ответов, где тонкая дифференциация светотени используется для спецификации частей объектов, например черт лица, и где она создает малодифференцированный трехмерный эффект, подобный барельефу. Напротив, в тех случаях, где больше подчеркивается разница между поверхностями, дается оценка «FK».

Табл. I, вся средняя область. «Танцовщица в прозрачной рубашке».

D M Fc H 2.5

Ответ «манекен» на то же самое пятно (испытуемый видит дерево сквозь одежду) оценивается

D FK (H) 2.0,

так как здесь подчеркивается дистанция между поверхностями.

Табл. III, светлые отростки в нижней части. «Сосульки» (в опросе указывает, что сосульками их делает эффект прозрачности).

dd Fc Icicle 1.5

Табл. VI, верхняя центральная продолговатая часть. «Блестящий столбик кровати с вырезанным набалдашником».

D Fc Obj 2.0

Табл. VII, левая средняя область. «Придворный клоун. Он говорит что-то смешное и злое» (видит шапочку, открытый рот, губу, зубы).

D Fc Нd 3.0

Табл. VII. «Резные бюсты женщин с перьями на голове, устремленные вперед».

W Fc ® М (Hd) 3.0

Табл. VIII, центральное красное пятно. «Позвонок» (видит оттенки).

D Fc At 1.0

В тех случаях, где эффект текстуры отрицается испытуемым или ответ дается по контурам, оценка Fc не употребляется. Табл. VIII, боковые розовые области. «Пушные животные, карабкающиеся на что-то» («пушные» из-за нерегулярности очертаний, в :которых видит маленькие стоячие волоски меха).

D → W F М А Р 2.5

Здесь используется внешняя линия, а не светотень, и текстура не подразумевается.

Оценка cF дается в тех случаях, где поверхностный эффект сам по себе невысоко дифференцирован. Это неопределенно очерченные куски меха, скал, травы, кораллов, снега.

Табл. VI. «Скала» (в опросе указывается, что она шероховатая и имеет цвет скалы).

W cF C’F Rock 0.5

Здесь эффект текстуры сочетается с объектом неопределенной формы. Оценка с дается в тех случаях, где испытуемый совершенно игнорирует какой-либо элемент формы, фокусирует интерес только на эффекте поверхности и повторяет такой тип ответа более, чем два раза. Примеры таких ответов: «снег», «что-то металлическое». Эта редкая разновидность оттеночных ответов встречается только при тяжелой патологии.

Оценка FK применяется, когда светотень способствует эффекту глубины. Для этого необходимо не менее трех прилежащих полей, оттеночная разница которых используется для образования концепции. К таким ответам относятся кусты и деревья, отраженные в воде, виды местности, увиденные горизонтально или с самолета, и все ответы, где один объект находится перед другим и подчеркивается дистанция между ними.

Табл. II, верхняя красная область. «Винтовая лестница» (указывает на оттенки).

D FK Arch 1.5

Оценка KF используется там, где определенная форма включена в концепцию диффузии.

Табл. VII. «Облака».

W KF Clouds 0.5

Табл. VII. «Дым спиралями».

W KF mF Smoke 0.5

Если облака определяются только по неясным очертаниям, а оттенки не используются, оценка KF не применяется.

Оценка К относится к ответам света и темноты, заполняющих пространство (например, «северное сияние» на табл. VI), или к диффузии без формы.

Критерий диффузии: ее можно проткнуть ножом, не разделяя на части. Это совершенно не дифференцированные «мгла», «туман», «дым» и «облака».

Оценка Fk используется главным образом для указания на топографические карты и рентгеновские снимки, когда они относятся к определенному объекту (стране определенной географической формы, рентгеновскому снимку грудной клетки с ребрами). Если указанная часть карты не относится к определенной стране, а на рентгеновском снимке не различаются определенные анатомические образования, то такие ответы шифруются как RF. И, наконец, если ответ «рентгеновский снимок» совсем не подразумевает формы и дается не менее чем на три таблицы, то такой ответ обозначается как k.

Содержание ответов

Содержание ответов обозначается следующими символами:

  • Н — человеческие фигуры, целые или почти целые,
  • (Н) — человеческие фигуры, лишенные реальности, т. е. представленные как рисунки, карикатуры, скульптуры, или как мифологические существа (чудовища, ведьмы),
  • (Hd) — части человеческих фигур,
  • А — фигура животного, целая или почти целая,
  • (А) — мифологическое животное, чудовище, карикатура, рисунок животного,
  • Ad — части животного, обычно голова или лапы,
  • At — внутренние органы человека (сердце, печень и т. д.),
  • Sex — ссылки на половые органы или на сексуальную деятельность или * указания на таз или нижнюю часть тела,
  • Obj — предметы, сделанные людьми,
  • Aobj — предметы, созданные из животного материала (шкура, мех),
  • Aat — внутренние органы животных,
  • Food — пища, например мясо, мороженое, яйца (фрукты и овощи относятся к растениям),
  • N — пейзажи, вид с воздуха, заход солнца,
  • Geo — карты, острова, заливы, реки,
  • Pl — растения всех видов, включая цветы, деревья, плоды, овощи и части растений,
  • Arch — архитектурные сооружения: дома, мосты, церкви и т. д.,
  • Art — детский рисунок, акварель, где нарисованное не имеет специфического содержания; рисунок пейзажа будет N и т. д.,
  • Abs — абстрактные концепции: «власть», «сила», «любовь» и др.,
  • Вl — кровь,
  • Ti — огонь,
  • Cl — облака.

Более редкие виды содержания обозначаются целыми словами: Smoke, Mask, Emblem и т.д.

Оригинальность ответов

По частоте ответов отмечаются только две крайности: наиболее распространенные, или популярные, и наиболее редкие — оригинальные ответы. Под популярными ответами Р Роршах подразумевал толкования, которые даются каждым третьим испытуемым. Большинство авторов относят к популярным ответы каждого шестого испытуемого.

Популярность ответов в значительной степени определяется этнографическими факторами, поэтому перечни Р у различных авторов несколько отличаются друг от друга. Ниже мы приводим список ответов, полученный И. Г. Беспалько на выборке из 204 взрослых с указанием процента называющих их испытуемых. Минимальная частотная граница Р равна у него 16 %, т. е. 1/6 от числа испытуемых.

Таблица Р-ответы %
I 1. Летучая мышь (все пятно) 38.2
2. Бабочка (все пятно) 25.5
3. Жук (вся центральная область) 22.5
II 4. Любое четвероногое в обычном или боковом положении 31.5
III 5. Два человека (вся темная область в обычном положении). Один из «людей» — тоже Р 66.7
6. Бабочка или галстук-бабочка (центральная красная область) 46.1
7. Человек или человекоподобное существо с поднятыми руками (на всю

темную область в перевернутом положении) || 20.6

8. Передняя часть насекомого, мухи, жука (на всю темную областьперевернутом положении) 20.6
IV 9. Меховая шкура или меховой ковер (все пятно) 21.6
V 10. Летучая мышь (все пятно) 60.8
11. Бабочка (все пятно) 48.5
VI 12. Шкура, меховая одежда, меховой ковер (все пятно или без верхнего D) 40.2
VII 13. Головы или лица женщин (обе или одна верхняя область, называемая самостоятельно или входящая в более обширные локализации) 33.3
14. Голова животного в обычном положении таблицы (на среднюю область) 24.5
VIII 15. Любой вид млекопитающего (боковые розовые области) 82.4 Х 16. Любое многоногое животное: паук, осьминог, жук (верхние боковые синие пятна) 60.8
17. Голова зайца (нижняя центральная область светло-зеленого цвета) 16.2
18. Морской конек в перевернутом положении (центральные зеленые продолговатые области) 30.0
19. Жуки, насекомые (два симметричных центральных темных пятна в верхней центральной области, взятые с объединяющей их стволовоподобной областью или без нее) 17.2
20. Жук, краб, клещ (боковая темная область на среднем уровне таблицы) 27.5

Оригинальные ответы встречаются приблизительно один раз на 100 ответов у здоровых людей. В зависимости от четкости восприятия оригинальные ответы подразделяются на Orig+ и Orig-. Различают оригинально разработанные ответы и оригинальные ответы, обусловленные особенностями восприятия. Последние отражают отклонения от обычных способов восприятия: нередко при этом отмечается смешение фигуры и фона.

Интерпретация основных категорий шифровки

Психологический смысл локализационных показателей

Локализация ответа (целое пятно или деталь) указывает на способ подхода к познанию объектов и явлений окружающей действительности, стремление охватить ситуацию во всей сложности, взаимозависимости ее компонентов или интерес к частному, специфическому, конкретному.

Хорошо артикулированные, интегрированные целостные ответы в сочетании с четкой формой (WF+) —показатели высокого интеллекта с теоретической направленностью. Напротив, синкретичные или конфабуляториые ответы (DW), не соответствующие форме пятна (WF-), указывают на интеллектуальные нарушения, например, при шизофрении или некритичность, “субъективизм” и чрезмерное честолюбие. В норме целостные ответы составляют 20—30% от общего числа ответов на все таблицы. Использование больших и обычных маленьких деталей характеризует конкретную пиитическую ориентацию мышления (норма D— 45—55%, d — 5— 15%). Значительное преобладание малых деталей (d> 15%) может указывать на излишний педантизм или симптом навязчивости. Редкие летали (Dd), как правило, свидетельствуют о неуверенности, тревожности и попытках справиться с ними (в частности, на таблицах IV—VI). В отсутствие других показателей аффективного неблагополучия (Dd) указывают на любознательность, оригинальность мышления (при F+).

Толкование белого фона (5, WS, DS) интерпретируется у экстравертов как свидетельство негативизма, стремления противостоять влиянию окружения или у интравертов — противопоставление самому себе, неуверенность, чувство неполноценности.

В норме испытуемый, как правило, начинает с толкования целого пятна, затем его элементов и, наконец, фона. Такая последовательность (W—D—d—Dd—S} указывает на систематический логически упорядоченный подход к реальности. Вместе с тем, если она сохраняется неизменной при интерпретации всех таблиц, можно говорить о ригидности, стереотипности мышления и адаптации в целом. Последовательность считается упорядоченной, если она, сохраняя указанный порядок в большинстве таблиц, варьирует в зависимости от структуры самого пятна. Хаотическая беспорядочная последовательность, очевидно, связана с нарушениями адаптации или (редко) встречается у особо одаренных лиц “художественного” типа.

Психологический смысл основных детерминант

Форма

Форма (F) является одной из самых популярных детерминант ответа и более чем все остальные характеризует собственно процесс структурирования, организации неопределенного материала. Лузли-Устери интерпретирует F+ как проявление сознательных конструктивных тенденций личности, способности разумно контролировать свои аффективные побуждения. Клопфер также считает F+ показателем интеллектуального контроля и “силы Эго”, т. е. степени и качества адаптации к реальности. Чем больше F+ (норма — 20—50%), тем более “беспристрастно” человек способен разрешать жизненные проблемы и придерживаться объективности, не попадая под влияние ситуационных эмоций. В то же время при небольшом количестве М, FC’, Fc увеличение F сверх нормы указывает на ригидность, “сверхконтроль”, недостаток спонтанности, в некоторых случаях выступая как механизм защиты от чрезмерной аффективности и предрасположенности к конфликтам. Низкий процент F (<20%) на фоне М, Fc, FC’ говорит о недостаточно эффективном интеллектуальном контроле и возможных “прорывах” субъективности.

Четкая “хорошая” форма свидетельствует о наблюдательности точности, реалистичности мышления; в норме подобные ответы составляют 80—90%, более низкий процент четких форм отмечается при шизофрении и истерических неврозах; в последнем случае интерпретируется как невротическое торможение мышления.

Кинестетические показатели (М, FM, т)

Психологическая интерпретация кинестетических показателей — самая сложная и противоречивая часть работы с тестом Роршаха. Считается, что этот показатель наиболее интимно связан с внутренним миром личности, хотя существуют разные точки зрения на то, какие именно тенденции представляет М. Большинство исследователей расценивают М как проекцию бессознательных глубинных слоев жизни личности, поскольку в отличие от цвета и формы, обусловленных объективными качествами пятна, движение как бы привносится самим субъектом. Исходя из этого, кинестезии часто связывают с творческими способностями, высоким интеллектом, развитым воображением. Роршах рассматривал М в связи с интраверсивной направленностью личности, т. е. умением человека “уйти в себя”, творчески переработать (сублимировать) аффективные конфликты и тем самым добиться внутренней стабильности.. Подобное толкование смысла М как будто бы подтверждалось исследованием определенного контингента испытуемых — актеров, художников, людей умственного труда. Вместе с тем последующие экспериментальные проверки продемонстрировали зависимость этого показателя от ряда других факторов, например, адаптированности, степени дифференциации “Я”, возможности открытого отреагирования аффективных побуждений во внешнем поведении и т. д. Имеются также данные о связи М с особенностями межличностных отношений, в частности представлением человека о самом себе и своем социальном окружении, способности к сопереживанию и пониманию других людей [55, 57]. Согласно этим данным, М является многомерной переменной, конкретное значение которой определяет контекст, т. е. уникальное для данного человека сочетание всех остальных показателей. Неоднозначность М отчасти вытекает из того факта, что эта детерминанта имплицитно содержит две другие детерминанты — F и Н. Видимо, поэтому Клопфер считает человеческие кинестезии признаком осознанной, хорошо контролируемой, принимаемой субъектом внутренней жизни — собственных потребностей, фантазий и самооценки. Роршах дифференцировал М также на активные (тело в экспансивном движении) и пассивные кинестезии (согнутые, наклоненные позы). Первые говорят об активной доброжелательно-кооперативной жизненной установке, вторые указывают на пассивность, тенденцию к избеганию трудностей, вплоть до позиции “прочь от мира”.

Таким образом, человеческие кинестезии указывают на:

1) интраверсивность;

2) зрелость “Я”, выражающуюся в сознательном принятии собственного внутреннего мира и хорошем контроле над эмоциями;

3) творческий интеллект (при .F+);

4) аффективную стабильность и адаптированность;

5) способность к эмпатии.

В протоколах здоровых, хорошо приспособленных, зрелых испытуемых должно содержаться по крайней мере ЗМ. Как указывалось выше, диагностировать М следует только в случае переживания движения, т. е. идентификации с движущимся объектом. Роршах и некоторые современные авторы рассматривают в качестве М движения, позы, мимику только человеческих существ или антропоморфных животных. Клопфер формулирует эту мысль точнее: символом М обозначаются движения, передающие человеческую деятельность, например разговаривающие животные, ссорящиеся гусеницы и т. д.

Движение животных (FM)

Символом FM американские психологи обозначают движения животных, частей тел животных или их карикатур в присущей животным деятельности. Идентификация с кинестезиями FM, как правило, свидетельствует о незрелости личности. В про-тивоположность М кинестезии животных отражают менее осознанные, менее контро-лируемые влечения, не в полной мере принимаемые личностью. Полное отсутствие FM говорит о подавлении примитивных влечений, возможно, в силу их неприемлемого содержания.

Движение неодушевленных объектов (Fm, mF, m)

Этими символами обозначаются движения объектов, механических или абстрактных сил, например, бегущий ручей, развивающиеся фалды и т. д. Очевидно, что идентификация с неодушевленными объектами указывает на глубинные неосознаваемые, неконтролируемые импульсы, нереализованные желания. Их недоступность сознанию часто переживается субъектом как ощущение тревоги, страха, свидетельствует о высокой внутренней конфликтности. Вместе с тем некоторое количество FM и m в определенном соотношении с М является допустимым и характеризует богатство и живость внутреннего мира личности, спонтанность ее аффективных проявлений, развитое воображение на фоне хорошего контроля и адаптированности.

Оттенки

А. Текстура, поверхность (Fc, cF, с). Использование оттенков в ответах говорит о чувствительности человека к тонким ньюансам межличностных отношений.

В сочетании. с формой оттенки указывают на способ управления потребностью в привязанности, зависимости, опеке со стороны других людей.

Fc означает не только потребность в подобных связях, но и способность к учету потребностей других. Потребность в контактах контролируется и принимает социализированные формы. Оптимальное количество Fc говорит о сензитивности, чутко-сти; слишком большое число Fc свидетельствует о несамостоятельности, пассивности, зависимости; недостаток Fc указывает на отсутствие этих чувств.

cF характеризует менее зрелую, грубо проявляющуюся потребность в контактах, вплоть до физических, иногда сексуального характера.

с является симптомом неконтролируемой, недифференцированной потребности в опеке и физических контактах.

Б. Глубина, перспектива (FK, KF, К,). Как правило, эта детерминанта рассматривается как отражение способов борьбы с тревожностью. Достаточно многочисленные FK встречаются при осознании и эффективном преодолении страха; вместе с тем отсутствие FK, практически не значимо.

KF и К. относятся к показателям тревоги как следствии фрустрации потребности в привязанности. Более чем ЗК. указывают на высокую степень фрустрации и отсутствие механизмов ее преодоления.

В. Проекция трехмерных объектов на плоскость (Fk, kF, k). По Клопферу, эта детерминанта указывает на тревожность, поиск контактов, который может маскироваться интеллектуализацией. Ответы Fk означают более успешную рационализацию, чем kF и k.

Цвет (С и С’)

Цветные ответы, начиная с Роршаха, рассматривались как признак аффективной откликаемости в отношении окружающей среды, как экстравертированная направленность личности. Эту детерминанту принято учитывать в сочетании с формой; последняя указывает на степень контролируемости, социальности, зрелости аффекта.

FC — признак эмоциональности хорошо контролируемой, обусловливающей адек-ватность межличностных отношений.

CF — менее контролируемая эмоциональность, аффективная спонтанность с элементом эгоцентризма, внушаемости, инфантильности.

С — эксплозивность, импульсивность, как правило, патологический симптом. Сn — попытки воздействовать на эмоциональную ситуацию скорее магическим, чем реалистическим образом.

Cdes — интеллектуальный подход, сознательное отношение к эмоциональным ситуациям.

Csym — творческий подход, эстетические склонности.

Ахроматический цвет FC’, C’F, С’ интерпретируется аналогично хроматическому, рассматривается как признак “смягченной нюансированной аффективности”. Анзье и Лузли-Устери, однако, связывают реакцию на светлые и темные пятна с глубинными примитивными механизмами различения света и тьмы, в силу чего С’ указывает на глубокую дисфорию, грусть, отсутствие доверия к себе, пессимизм и тревогу [37, 63]. Роршах также видел в ответах С’ признак недостаточной адаптированности.

Содержание

Качественный анализ ответов сравнительно недавно привлек внимание исследователей, так как считалось, что он дает характеристику скорее категориального аппарата мышления, чем особенностей личности. По мнению одних авторов, анализ содержания предполагает символическую интерпретацию ответов (Шафер, Лузли-Устери); Клопфер считает содержание ответов прежде всего индикатором широты интересов личности, направленности ее мотивов. Категория “животные” (А) наиболее распространена в ответах как здоровых, так и психически больных людей. В умеренных количествах свидетельствует о возможности взаимопонимания, кооперации в области мышления; свыше 50% А указывает на стереотипию, бедность интересов. Считается, что образы хищных животных отражают агрессивные тенденции, домашних — пассивность и зависимость.

Категория “люди” (Н) связана с восприятием себя, своего тела и своих отношений с другими людьми. Восприятие исключительно отдельных частей тела часто указывает на возможные конфликты, например, в сфере сексуальных отношений. Большое значение имеют поза, мимика, аффективная окрашенность образа: например, дерущиеся люди могут отражать враждебность чувств и установок испытуемого, в то время как смеющиеся, танцующие фигуры, напротив, удовлетворенность и оптимизм. Сходство со сказочными, фантастическими персонажами часто встречается при неспособности идентифицировать себя с реальными людьми, трудностях в сфере межличностных отношений. В норме про-токол содержит около 15% ответов Н. Имеются данные о проекции в содержании ответов Я лнчностно-значимых переживаний и конфликтов. Например, женщина, страдающая от одиночества, видит фигуры мужчин и женщин, удаленных друг от друга.

Из ответов других категорий отмечают “анатомию”, “географию”, которые, если не являются отражением профессиональных интересов, указывают на “комплекс интел-лигентности”, желание блеснуть. Большое количество ответов сексуального содержания, как правило, наблюдается у лиц с трудностями сексуальной адаптации; полное отсутствие ответов сексуального содержания на таблицах IV, VI, VII указывает на глубокое подавление конфликта в этой сфере, которое может выдавать себя в символических образах. Абстрактные интерпретации рассматриваются как проявление определенной интеллектуальной склонности, но иногда (на таблицах IX, X) — как защита от чрезмерной аффективности, ее переработка путем рационализации.

Известны попытки выявления символического характера содержания: так, “глаза” интерпретируются как подозрительность, слежка, “щипцы” — лишение силы, “открытая пасть” — пожирающая мать, “маска” — желание скрыть свое “истинное лицо” спрятаться и т. д. [7]. Лузли-Устери считает необходимым символически интерпретировать также локализацию ответа относительно горизонтальной и вертикальной осей [63]. Согласно психоаналитическим представлениям, вертикаль символизирует мужское начало, горизонталь — женское; тогда ответы, расположенные вдоль вертикальной оси, будут указывать на поиск поддержки у отца, стремление к власти; ответы вдоль горизонтальной оси символизируют поиск убежища у матери, потребность в безопасности, беззаботности. Склонность интерпретировать края пятна указывает на бегство от тревоги; предпочтение верхней части пятна отражает стремление к духовной власти, нижней части — тенденцию к депрессии, пассивности, подчинению.

Популярные—оригинальные ответы

Популярность (банальность) ответа трактуется как выражение нормального интеллектуального конформизма — человек видит мир, как все. Отсутствие популярных ответов может указывать на патологический негативизм, аутизм, нарушение адаптации. Не существует статистически выверенного списка популярных ответов, которые, естественно, несколько варьируют в разных популяциях. Как правило, используются данные, полученные наиболее известными исследователями в области Роршах-техники (Бек, Клопфер). Оригинальные ответы свидетельствуют о творческих способностях, однако О- — патологический признак дезорганизации мышления, потери контакта с реальностью.

Интерпретация результатов

Полученные тестом Роршаха данные интерпретируются в зависимости от теоретических установок исследователя. Можно говорить о существовании по крайней мере двух направлений в развитии Роршах-техники: первое, представленное швейцарской и французской клиническими школами (Лузли-Устери, Орр, Бом) опирается на постулаты ортодоксального психоанализа и видит в тесте средство выявления различных инстинктивных влечений и их символического выражения; второе направление (Клопфер, Рапапорт) своими теоретическими истоками уходит в психологию “Эго”, экспериментальные исследования New Look, и в качестве основной категории интерпретации рассматривает когнитивный стиль личности. В последнем случае тест выступает в качестве своеобразной “задачи”, “адаптация” к которой определяется как собственно интеллектуальными возможностями испытуемого, так и имеющимися у него средствами контроля и регуляции аффективной жизни. В связи с исследованиями New Look процесс структурирования пятна стал трактоваться исходя из взаимодействия “внешних” и “внутренних” факторов. Согласно такому подходу, интерпретация пятна представляет собой акт “категоризации”; тот или иной ответ рассматривается как “гипотеза”, детерми-нированная свойствами стимула — пятна и субъективными факторами — потребностями, аффективными конфликтами, индивидуальным когнитивным стилем. Таким образом, заключают авторы, процесс структурирования неопределенного стимульного материала отражает формальную структуру внутреннего мира личности, присущий ей способ видения себя и своего социального окружения.

Интерпретация теста может включать несколько этапов; ее “глубина” зависит как от задач, стоящих перед экспериментатором, так и от его теоретических установок В общем случае первый, “аналитический” этап состоит в выделении ряда параметров (тип переживания, характеристика интеллекта и т. д.), значения которых вычисляются по так называемым формулам. Формулы имеют своим источником прежде всего клинический эмпирический опыт, а также основаны на ряде принятых автором теоретических положений. Второй этап заключается в соотнесении между собой отдельных показателей теста и создании своего рода их “ансамблей”, паттернов. Считается, что изолированный показатель не может служить надежным индикатором, в то время как “ансамбль” обеспечивает достаточную обоснованность вывода. Последним шагом является переход от описания тех или иных сфер личности к характеристике ее целостной структуры. Как считает Бом, чем выше квалификация психолога, чем в большей степени он способен к интуитивному синтетическому мышлению, тем более “глубокой” будет и интерпретация. Учитывая методический характер настоящей статьи, мы ограничимся описанием начальных этапов работы с материалом теста; предлагаемые здесь параметры и способы обработки даются с небольшими сокращениями.

Интерпретация основных показателей теста и их соотношений

Тип переживания

Напомним, что по¬нятие «тип переживания» как соотношение интраверсивных и экстратенсивных тен-денций личности введено Роршахом на основе эмпирического сопоставления двух типов восприятия: так называемого цвето¬вого типа (Fb-тип) и двигательного (B-тип). Согласно Роршаху, различают 5 групп типов переживания. Тип пережива¬ния является коартированным, когда по¬казатели обеих сторон оказываются 0 или 1 (типы: 0:0, 1:0, 0:1, 1:1). При пока¬зателях не выше трех на каждой стороне тип переживания называют коартативным. Тип переживания при приблизительном равновесии сторон с показателями выше трех называют амбиэквальным (например, 5:6, 8:8, 9: 11). Если М значительно пре¬обладает, Роршах называет тип пережива¬ния интраверсивным; при преимуществе на стороне С — экстратенсивным. Для обоих последних типов следует еще различать, имеет ли слабовыраженная сторона толь¬ко меньшие показатели или они вовсе от¬сутствуют; если полностью отсутствует од¬на из сторон, говорят об интраверсивности без экстратенсивности или об эгоцентрич-ной экстратенсивности. Тип переживания вычисляется по формуле М: Sum С, где М — количество ответов с человеческими кинестезиями, Sum С—количество ответов с использованием хроматического цвета. Учитывая, что цветовая детерминанта мо¬жет выступать в комбинации с формой, Sum С выводится со следующими коэффи¬циентами:

Sum С=3C+2CF+1FC
2

Формулу М: Sum С называют иногда пер¬вичной, в отличие от нее вторичная фор¬мула, разработанная Клопфером, учитыва¬ет все виды кинестезий, а также детерми¬нанты ахроматического цвета (С») и свето¬тени (с)—FM+m: Fc+c+C1 куда все де¬терминанты входят в абсолютных величи¬нах, согласно психограмме. Из соотноше¬ния первичной и вторичной формул выво¬дится тип переживания личности как от¬носительного преобладания интраверсив¬ных пли экстратенсивных тенденций. Про¬тивоположная направленность формул (на-пример, интраверсивность в первичной, а экстратенсивность во вторичной или на¬оборот), как правило, свидетельствует об актуальных конфликтных переживаниях личности.

Согласно Роршаху, та или иная на¬правленность личности должна рассмат¬риваться не как застывшее свойство, а как динамический баланс разных тенденций. Интраверсивный тип характеризует людей, побудителями поведения которых выступа¬ют преимущественно внутренние стиму¬лы — их собственные мотивы, а не тре¬бования среды. При относительно редуци¬рованной откликаемости на воздействия извне интраверсивность не равнозначна аутистической погруженности во внутрен¬ний мир и уходу от действительности. В то же время интраверсивность предполагает развитую способность к творческому вооб¬ражению, в случае фрустрации выполняю¬щего компенсаторно-защитные функции. При экстратенснвном типе переживания наибольшей побудительной силой облада¬ют стимулы внешней среды; индивид характеризуется лабильной аффективностью, открытой экспрессией, широкими, но не¬сколько поверхностными социальными кон¬тактами. У людей с амбиэквальным типом переживания интра- и экстратенсивные тенденции чередуются: человек может на время замыкаться в себе, как бы черпая новые силы в собственном внутреннем ми¬ре, а затем вновь обращается к активности во внешнем мире.

Коартированный и коартативный типы переживания часто характеризуют сухих чопорных людей, склонных к поучениям, не обладающих ни оригинальностью мыш¬ления, ни живостью чувств, зато стойких и надежных. Наряду с нормой эти типы встречаются у депрессивных невротиков или скомпенсированных больных шизофре¬нией. Дополнительные характеристики то¬го или иного типа переживания, например, стабильность, лабильность аффекта, сте¬пень осознанности, подконтрольности по¬требностей и влечений, выводятся из сопо¬ставления первичной и вторичной формул с другими числовыми соотношениями.

Аффективность и степень ее контролируемости

Общая эмоциональная реактивность оп¬ределяется исходя из ряда показателей:

а) Sum С — открытая эмоциональная реактивность на внешние стимулы; в нор¬ме Sum C=3;

б) процент ответов на три последние (VIII—X) цветные таблицы должен быть равен или превышать 40%; при R7-10<30°/о испытуемый заторможен, недоста¬точно спонтанно реагирует на эмоциогенные характеристики окружения;

в) если латентное время на хромати¬ческие таблицы превышает латентное вре¬мя на ахроматические более чем на 10 се¬кунд, это означает, что испытуемый пло¬хо контролирует свои эмоции, которые вно¬сят дезорганизацию в его деятельность.

Контроль над аффектом в широком смысле слова включает регуляцию процесса удовлетворения потребностей в соответ¬ствии с «барьерами» реальности. В тесте Роршаха различают «внешний» контроль — включение аффективных процессов в ин¬теллектуальные (своего рода интеллекту¬альная опосредствованность аффекта), и «внутренний» контроль, осуществляющий¬ся путем реорганизации потребностей в иерархическую систему, где высшие по¬требности контролируют низшие.

Внешний контроль диагностируется сле¬дующим ансамблем показателей:

а) процент ответов F+; в норме не дол¬жен превышать 20—50%, что указывает на эффективность контроля. Свыше 80% от¬ветов F+ при малом количестве М, FC и С’ означает усиленный контроль, «сверхконт¬роль» со стороны интеллектуальных, про-извольно контролируемых процессов, недо¬статок спонтанности;

б) процент ответов F- показывает сла¬бость контроля из-за недостаточной связи с реальностью;

в) процент ответов с использованием дифференцированных (включающих форму) детерминант светотени: (FK+F+Fc) %, характеризует степень подконтрольности потребности в контакте и эмо¬циональной привязанности к другим лю¬дям. Увеличение FK+F+Fc свыше 75% указывает на дефицит эмоциональной спон-танности;

г) степень зрелости аффекта, его адаптированности в соответствии с требовани¬ями реальности выводится из соотношения FC: (CF+C), где FC обозначает контролируемую, социально приемлемую аффективность; CF — эгоцентризм, внушаемость, слабый социальный контроль, С—импуль¬сивность, отсутствие контроля. Нормаль¬ный контроль определяется при FC>CF+С, если CF+C¹0.

Внутренний контроль может быть опре¬делен как возможность «задержки» в удовлетворении низших потребностей (влече¬ний), указывает на степень структурирова¬ния мотивационной системы и регуляции влечений со стороны высших потребностей; диагностируется соотношением показате¬лей кинестезии.

а) При M>2>FM (FM¹0) непосред¬ственная разрядка влечений уступает место их контролю со стороны осознаваемых мотивов; такое соотношение характеризу¬ет зрелую личность с относительно ста¬бильной и гармоничной аффективной жизнью.

б) FM+m>M указывает на преобла¬дание неосознаваемых, как правило, подавляемых импульсивных тенденций, соз-дающих высокий уровень тревожности; ха¬рактеризует инфантильную незрелую лич¬ность с плохо контролируемой аффективностью и глубокими конфликтами.

Оценка интеллектуальных возможностей

Тест Роршаха не является, как извест¬но, средством измерения интеллекта, од¬нако он позволяет оценивать познавательные возможности субъекта в ситуации аффективных затруднений.

По данным теста получают такие ха¬рактеристики интеллекта, как высокий — низкий, четкий — расплывчатый, гибкий — ригидный, теоретический — практический и т. д. Укажем признаки некоторых из этих качеств. Признаками высокого творческого интеллекта Роршах считал М и F. Хотя впоследствии М стали приписывать релевантность другим областям психического функционирования, большинство авторов считают полное отсутствие М показателем низкого интеллекта или интеллектуальной деградации; наличие же 3—5 М — указы¬вает на интеллект выше среднего. Для вы¬сокого интеллекта характерно наличие не менее 80% ответов типа «форма», причем четкость или расплывчатость интеллекта отражается в показателе качества формы (F+ или F~). Высокий интеллект отлича¬ется также большой продуктивностью (не менее 20—45 ответов на 10 таблиц), отсут¬ствием стереотипии (не более 50% ответов «животные»), наличием оригинальных от¬ветов (если они сочетаются с хорошей фор¬мой).

Неопределенная форма пятна, причудливые сочетания светотени, ярких и пастельных красок создают, как правило, состояние эмоциональной напряженности, иногда доходящее до ощущения дискомфорта. В процессе структурирования пятна это отрицательное эмоциональное состояние преодолевается — в этом смысле говорят, что способ работы испытуемого с тестом представляет собой модель его поведения в «экстремальной ситуации».

Гибкость интеллектуальной тактики можно проследить, анализируя последова-тельность локализационных показателей на каждую из 10 таблиц (сукцессия). Обычно испытуемые начинают с интерпретации це¬лого пятна, затем постепенно переходят к вычленению деталей — больших, малых, редких и, наконец, интерпретируют белые промежутки. Последовательность W—D—d—Dd—S называется упорядоченной и свидетельствует о систематическом и дис-циплинированном интеллекте. Однако ука¬занная последовательность не должна быть ригидной, поскольку разнообразие конфи¬гурации пятен на таблицах I—Х требует достаточной свободы в выборе тактики ин¬терпретации. Интеллектуальная ригидность проявит себя в неизменной последователь¬ности локализационных показателей, некорригируемой объективными качествами самого пятна.

По проценту целостных (W) и деталь¬ных (D и d) ответов судят соответственно о теоретической или практической направ¬ленности интеллекта. Имеет значение со¬отношение целостных ответов и кинесте¬зий, дающее представление о степени реа¬лизации интеллектуальных возможностей:

W>2M означает, что интеллектуальные данные используются не в полной мере, что может стать причиной заниженного уров¬ня притязаний и повлечь за собой кон-фликтные переживания.

Представленность разных по содержа¬нию ответов характеризует интеллектуаль¬ную направленность интересов.

В какой степени интеллект устойчив к эмоциогенным воздействиям, удается про¬следить, анализируя следующие показа¬тели:

  1. качество формы в ответах на цвет¬ные таблицы — появление F- указывает на дезорганизацию познавательных процес¬сов;
  2. влияние «шоков» 4 на качество и ко¬личество последующих ответов;
  3. «хорошие» (О+) или «плохие» (О-) оригинальные ответы на цветные таблицы или после «шоков».
  4. индикация аффективных конфликтов и защитных механизмов.

Особые феномены

В отличие от интерпретативных мето¬дик типа ТАТ тест Роршаха, как правило, не вскрывает содержания конфликтных пе¬реживаний личности. Однако не будучи непосредственно представленными в отве¬тах испытуемого, они тем не менее могут диагностироваться опосредованно — путем изучения динамики интерпретации в про¬цессе исследования. Объектом анализа становятся любые «отклонения» в поведе¬нии испытуемого, его комментарии, особен¬ности работы с каждой таблицей, измене¬ние латентного времени и количества ответов на особо значимые таблицы и мно¬гое другое. О наличии конфликта говорят и нарушения контроля, описанные выше, а также особые феномены — шоки и отказы. Все перечисленные феномены позволяют диагносцировать, во-первых, зону конфлик¬та, во-вторых, индивидуальные способы борьбы с ним, т. е. защитные механизмы [7]. Отказы и шоки являются наиболее грубыми механизмами защиты, аналогич¬ными подавлению.

Отказом называют такую поведенчес¬кую реакцию, когда испытуемый не дает никаких интерпретаций на ту или иную таблицу. Не следует путать отказ как нев¬ротическую реакцию с отказом, свидетель-ствующим о грубом интеллектуальном сни¬жении. Психогенная природа отказа часто выявляется при сравнении бедного мало¬продуктивного протокола в основной части эксперимента и большого количества до¬бавлений во время опроса или определения границ чувствительности. Наиболее часто отказы встречаются при интерпретации II, IV, VI и IX таблиц.

Шоки представляют собой невротиче¬скую реакцию защиты от аффекта, как пра¬вило, вытеснение аффекта или его конвер¬сию в фобию [7].

Шок диагносцируется при наличии сле¬дующих «отклонений»:

1) снижение продуктивности или ухуд¬шение качества ответов (появление отве¬тов плохой формы (F~) конфабуляторных (DW) или плохих оригинальных ответов О-);

2) отсутствие детерминант цвета при интерпретации цветных таблиц;

3) отсутствие обычных популярных от¬ветов;

4) внезапное изменение способа вос¬приятия, например, игнорирование целых или цветных частей пятна и «бегство» в белый фон;

5) увеличение латентного времени от¬вета;

6) негативные аффективные оценки (дискредитация теста или собственных способностей), мимические, интонационные изменения, молчание, восклицание и тому подобное.

Наиболее сильным признаком шока яв¬ляется снижение количественной и качест¬венной продуктивности ответа. Различают цветовые, кинестезические токи, шок на красное, па пустоту и некоторые другие виды. Как правило, содержательная интер¬претация шока проводится в духе психо¬анализа: шок на красное — символ вытес¬ненной агрессии, шок на пустоту — отри¬цание женственности и т. д. [7; 63].

Диагностика конфликта и механизмов защиты

Конфликт, диагносцируемый по данным теста Роршаха, может иметь различную природу. В самом общем виде внешний конфликт порождается противоречием меж¬ду непосредственной аффективностыо — потребностями, требующими немедленного, непосредственного удовлетворения и социально-общественной необходимостью в их «задержке» и опосредовании. Вместе с тем конфликт может вызываться столкновением противоположных тенденций внутри самой системы потребностей. И в том, и в другом случае средствами разрешения кон-фликта будут выступать механизмы защи¬ты и контроля. Не всегда различие между этими видами регуляторных механизмов выступает в явном виде. В теоретическом плане указывается, что защитные механиз¬мы пускаются в ход только в ситуации аффективного конфликта, в то время как контроль действует и в аффективно-ней¬тральной ситуации. Если механизмы защи¬ты призваны косвенным путем служить удовлетворению «низших» инстинктивных потребностей, то механизмы контроля обеспечивают удовлетворение «высших» мотивов — интериоризованпых сознатель¬ных целей и относятся к регуляции более развитых социализированных форм позна¬вательной мотивации.

В тесте Роршаха в качестве «симпто¬мов» конфликта рассматриваются разно¬образные отклонения от нормального соот¬ношения определенных показателей, появ¬ление «особых феноменов», высокий уро¬вень тревожности, снижение эффективности контролирующих механизмов, а также включение тех пли иных механизмов за¬щиты. Ниже мы приводим список показа¬телей конфликта; напомним, что наличие в протоколе одного из них не дает оснований для достоверных заключений, напротив, чем больше показателей конфликта обнаруживается в протоколе, тем надежнее вывод.

Некоторые показатели конфликта:

  1. CF+C>FC
  2. FM+m>M
  3. F+%> 80
  4. FK+F+Fc>75%
  5. Иногда полное отсутствие кинестезий;
  6. Разная направленность первичной и вторич¬ной формул типа переживания.
  7. Соотношение дифференцированных и недиф¬ференцированных показателей светотени:

K+KF+k+kF+c+cF>FK+Fk+Fc. Преобладание недифференцированых показате¬лей указывает на эгоцентрическую, малоосознанную, недостаточно контролируемую потребность в при¬вязанности, физических контактах. Неудовлетворение этой потребности приводит к резкому возрастанию уровня тревожности—главного симптома конфликта.

  1. Соотношение ахроматических и хроматичес¬ких показателей: Fc+c+C’>FC+CF+C — преоб-ладание ахроматических показателей указывает на аутистические тенденции, иногда депрессию.
  2. Показателями конфликта (совместно с дру¬гими показателями) могут являться также отказы, шоки, открыто выражаемые фобии, внезапные изме¬нения обычной перцептивной стратегии.

Некоторые авторы проводят специальную диаг¬ностику защитных механизмов. Эта задача решает¬ся путем сопоставления клинических проявлений того или иного защитного механизма с его анало¬гами в тесте Роршаха. Подчеркнем, однако, что эта часть интерпретации теста пока еще недоста¬точно разработана, поэтому приведенные здесь данные представляют интерес не столько в плане практической диагностики, сколько в исследова-тельском отношении.

В качестве примера приводим признаки вытес¬нения и изоляции.

Признаками вытеснения считаются:

1) чрезвычайно «бедный» протокол в основной процедуре и значительное количество добавлений во время опроса или определения границ чувст¬вительности;

2) большое количество отказов;

3) наличие шоков;

4) немногочисленные ответы на цветные таб¬лицы;

5) девитализация — скульптура, бюст, статуя человека.

Признаки изоляции обнаруживаются в:

1) преобладании нейтральных по содержанию ответов;

2) минимуме или полном отсутствии М, С, С’;

3) F+>85—90%; F>80%;

4) А>45%;

5) преобладающей интерпретации деталей, прежде всего — редких;

6) в юмористических истолкованиях неприят¬ного или дисфорического содержания, а также мнимо беззастенчивых сексуальных интерпретациях;

7) в содержании ответов — объекты, машины, лед и снег, статуи.

Для более тонкого понимания причин дезадаптации испытуемого бывает полезно провести последовательный анализ отве¬тов на каждую таблицу. Следует обратить внимание на наличие или отсутствие в протоколе обычно продуцируемых популяр¬ных ответов (см. список популярных отве¬тов в приложении III), отсутствие их часто является симптомом аутизма, недостаточ-ного контакта с реальностью или невротического торможения.

Анализ последовательности детерми¬нант, латентного времени и времени отве¬та на таблицу I позволит увидеть спонтан¬ную тактику поведения и реагирования ис¬пытуемого в новых ситуациях. Кроме того, некоторые ответы могут иметь особое значение для понимания «проблем» личности. Заметим, однако, что содержательная ин¬терпретация ответов — наиболее спорный и малообоснованный момент анализа, поскольку последний, как правило, опирает¬ся на психоаналитическое толкование тех или иных «символов». Так, считается, что ответ «голова кошки» (W) на таблице I может свидетельствовать о боязни внеш¬него мира, «человек в прозрачных одеж¬дах» (Д центральное) — об интересе к скрытым мотивам людей.

По таблице II впервые диагносцируется реакция на цвет и красный цвет, в частности: имеет смысл сравнить латентное вре¬мя реакции на таблицы I и II, отметить, нет ли признаков шока. При анализе отве¬тов на таблицу III обращают внимание на содержание интерпретаций: восприятие крайних фигур как кукол, а не живых лю¬дей (девитализация) может указывать на аффективную бедность или патологический синдром психического автоматизма; вос¬приятие центральной нижней части пятна как «щипцов» иногда указывает на параноидность и фобию.

Таблицы IV, V, VI нередко провоциру¬ют «темповой шок», фобии, депрессию и суицидальные тенденции, ответы сексуаль¬ного содержания (IV и VI особенно) или, напротив, ступор на сексуальное содержа¬ние образов.

Таблица VII считается «женской» и мо¬жет вскрывать конфликты в сфере женской сексуальной адаптации. В таблице VIII анализируются реакции испытуемого на вновь появляющийся цвет. Насыщенные пастельными тонами, составленные из рассеянных пятен таблицы IX-X представляют трудности для целостной интерпретации поэтому целостные ответы (W) свидетельствуют о продуктивном творческом интел¬лекте и эффективном контроле эмоций. Таблица Х вызывает наибольшее количест¬во популярных ответов, отсутствие кото¬рых может быть диагностически значимо

Содержание ответов часто раскрывает направление интересов, особенности вкусов и оценок испытуемого, иногда указывает на возможную зону конфликта.

Никитский мужской монастырь в Переславле-Залесском

Никитский мужской монастырь рас­положен в Никитской слободе рядом с Плещеевым озером близ трассы «Холмогоры». От города Переславля-Залесского отделен полем и кладбищем. Монастырь известен тем, что в нем подвизался святой Никита Столпник. Никита до постриже­ния в монахи был княжеским сборщиком податей при Юрии Долгоруком и поль­зовался крайне дурной славой мздоимца и корыстолюбца до тех пор, пока не рас­каялся и не ушел в монастырь. Временем основания Никитской обители принято считать XI в. Он является самым древним в Переславском крае. Все монастырские постройки ранее XVI в. были деревянными и до наших дней не дошли. Расцвет мо­настыря приходится на XVI в., когда эти места привлекли внимание царя Ивана Грозного. По его приказу начали возводиться новые зда­ния и стены с башнями: царь готовил себе резервную крепость на слу­чай измены опричников, размещавшихся в находящемся неподалеку Александрове. Приблизительно в двух километрах от монастыря находится колодец (кладезь), по преданию выкопанный Никитой Столпником. Вода из этого колодца считается местными жителями целебной.